A A A
Театр Эстрады Театр Эстрады
имени Аркадия Райкина
с 12-00 до 21-00
перерыв: с 15-00 до 16-00
 /  Крокодил души моей. Премьера

Крокодил души моей. Премьера

Крокодил души моей. Премьера
"Если боитесь одиночества, то не женитесь"

Этот парадокс из записной книжки Чехова не знаком ни одному из персонажей нового спектакля Театра Эстрады "Крокодил души моей". Все - мужчины и женщины, молодые и старые - думают, что другой спасёт их от скуки, бессмыслицы и одиночества. Все они хватаются друг за друга, липнут друг к другу, танцуют и дерутся друг с другом. И едят друг друга поедом.

Карусель из самовлюблённых щеголей, влюблённых, кокеток, моралистов, матрон, отцов семейств закручивается с каждой минутой действия все быстрее. Фигурки, напоминающие фотографии из пыльных альбомов, кружатся в знакомой всем повседневности и сталкиваются друг с другом.И во время этих столкновений изо всех своих малых сил надеются, что другой заполнит зияющие внутренние пустоты, что другой отведёт страх посмотреть на себя в упор. Чтоб не увидеть собственные футляры и разбитые надежды.

В отличии от умного автора в шляпе и пенсне, персонажи чеховских рассказов не знают, что рядом с другим их одиночество станет ещё мучительнее. А бессмысленность существования умножится.

В молодой задорной надежде на безусловное личное счастье, они поют комические куплеты и госпелы, читают рэп и пародируют телек, но опытный зритель, насмотревшийся "Чаек" и "Вишневых садов", знает, что будет, когда стихнет громкая музыка. Снова где-то (может, в душах?) раздастся звук лопнувшей струны. Всем станет понятно, что опять ничего не сбылось и никуда не деться. Но говорить об этом всхлипывая, так же пошло, как называть возлюбленную "зайка моя".

"Дуся моя насекомая", "кашалотик мой милый", "лошадиная моя собака" и, наконец, "крокодил души моей". Так в переписке называл Чехов свою невесту, а потом и жену, актрису МХТ Ольгу Книппер-Чехову. В этих прозвищах - ирония, радость творческой игры и подлинное чувство.

Ирония, творческая фантазия, жажда любви и стали мотором этой карусели - спектакля "Крокодил души моей"

Режиссер А. Кладько о спектакле:

Все давно знают, как надо ставить и играть Чехова. Сегодня, даже знают как НЕ надо ставить и НЕ надо играть Чехова. Я лично не делю постановки на современные и НЕ современные. На «махровые» и «ультрамодерновые или постмодернистские». На мой взгляд все эти формулировки не исчерпывают того или иного явления. Как нет двух одинаковых людей на земле, так нет двух одинаковых спектаклей. Если мы видим постановку, оформленную в классической декорации и костюмах, а звучание в ней пронзительно сегодняшнее. И никого из зрителей не оставляет равнодушным. Зрители хохочут и плачут. И уходят в размышлениях о своей сегодняшней жизни. То это какой спектакль? «Нафталинный»? Или, наоборот, оформление радикально необычное. Какое-то сюрреалистическое ультра.....нео....пост... и т.д. и т.п. А спектакль никак не воздействует, никак не трогает сегодняшнего зрителя. Не вскрыта тема, не ощущается электрической дуги между залом и сценой. Это какой спектакль? Современный? Сомневаюсь. Товстоногов говорил: «Одеть Гамлета в джинсы, не значит сделать его современным!» Думаю,что Георгий Александрович был прав. Понятие «современности» не вмещается в рваные (или не рваные!) джинсы. Оно гораздо шире и многослойнее. Спектакль «Крокодил души моей!» - спектакль, во многом, экспериментальный. Это попытка соединить 19-й и начало 20-го веков с 21 веком. Молодые артисты театра Эстрады решили бросить себе вызов. Появилось желание найти своего не «махрового» Чехова. И при этом, соединить его с эстрадой. Задача не из простых. Моя роль была скромнее. Быть их первым зрителем. Смотреть, что понятно, а что не понятно? Где скучно, а где наоборот, «пересолили» шутками! И ...не мешать. Не давить своим авторитетом.

Рассказы Чехонте разножанровы. Они писались в тот период жизни писателя, когда он еще искал свой стиль, свой почерк, свою интонацию. Это и породило некую эклектичность постановки. Эклектика – тоже жанр. Возможно, один из самых сложных. И поэтому, один из самых интересных и интригующих. Как соединить гротеск, бытовую драму, капустник, эксцентрику, пародию, лирическую комедию, сатиру, фарс, эстраду и, чтобы не было видно швов? И чтобы, при всей раздробленности, спектакль остался цельным произведением искусства? Чтобы пульс был современным, а атмосфера Чеховской? Чтобы смотреть было интересно и молодому поколению, и взрослому? Искушенному и незнающему о Чехове ничего? Ответов нет. Насколько это у нас получилось, скажет зритель. Но именно этот разноцветный колейдоскоп жанров, историй, судеб, и делает этот спектакль не похожим на другие чеховские постановки. Именно эта сложность поставленной самим себе творческой задачи, спровоцировала молодых артистов пойти по этой никем нехоженной дороге. Возможно, историки театра скажут, что кто-то когда-то нечто подобное уже делал. Вполне возможно. Но у нас не было цели с кем-то соревноваться. В искусстве вообще, мне кажется, это не уместно. Для нас эта дорога новая. И нам в пути было интересно! Надеюсь, что и зрителю будет тоже.


Художник-постановщик А. Уланов
Хореограф-постановщик И. Ляховская
Художник по свету И. Тупикин
Хормейстер А. Ероносов
Музыкальный руководитель Б. Бирман

В спектакле заняты: А. Кастрица, А. Кипина, А. Кухоткина, А. Лазо, М. Насырова, О. Павлюкова, А. Савастова, А. Хиппонен, И. Архипов, К. Галстян, К.Петров, А. Шильников, А. Шпунгин, А. Янко, А. Алексин

Режиссер-постановщик — А. Кладько

Категория: 12+

Продолжительность: 2 часа 10 минут