A A A
Театр Эстрады
имени Аркадия Райкина

Мы расскажем вам сказку

Беседовала Яна Чичина

В Петербурге рождается новый спектакль, основанный на старинных балладах и сказках. Славяно-европейские мифы, легенды, песни складываются красивую историю на сцене Театра Эстрады - премьера спектакля «BAJKI. Сказки для взрослых» состоится 7 октября. В роли творцов этого волшебного мира выступают режиссеры Илья Архипов и Богдана Менгер-Молодовская. О своем спектакле и о том, насколько важно взрослым поверить в сказку, режиссеры рассказали в предпремьерном интервью.

- Славянские и европейские сказки... Почему тогда в названии спектакля фигурирует слово «Байки», если речь идет именно о сказках?

Илья: У нас был вариант назвать спектакль просто «Сказки». Но остановились на «Байках». Ведь это тоже «сказки», только в переводе с польского. А ассоциаций само это слово рождает гораздо больше. У меня, например, сразу возникает ассоциация со словом «баюкать»: что-то связанное с колыбелью, с тем самым первым, что слышит ребенок от матери.

- То есть это будут знакомые всем с детства сказки?

Богдана: Не случайно говорят, «всё новое - есть хорошо забытое старое». Большинство взрослых уже не помнит о существовании тех сказок, к которым мы обращаемся в спектакле. И мы пытаемся как можно бережнее пронести эти философски-страшные, но невероятно красивые мотивы через пропасть человеческого прагматизма. Оттого и предлагаем посмотреть на эти старинные сказания чуть более свежим взглядом.

- В чем же этот свежий взгляд заключается?

Илья: Мы предлагаем взглянуть на сказки не как на развлекательные истории для детей, а как на вполне реальные жизненные ситуации. Пускай там будет мистика, будет нечисть, но все это не для того, чтобы напугать. Мы просто хотим напомнить взрослым, что волшебство действительно нас окружает. Но единственной объективной причиной бед или, наоборот, удачи всегда является сам человек. В наших сказках нет такой удобной формулы: во всем виноваты потусторонние силы. Нет, мы настаиваем на том, что за все, что с человеком происходит, всегда ответственен только он сам. Однако никаких «истин в лоб» мы выдавать не будем. Никакого морализаторства. Наверное, каждый зритель куда больше почувствует, чем поймет. И через призму красивых историй каждый сможет найти ответы на свои личные вопросы. Если постарается, конечно.

- Если ваши истории все-таки про действительность, про людей, почему тогда такой акцент на мистике?

Богдана: Ну, в первую очередь потому, что наши истории - именно сказки, а не «былинки». С детства мама делилась со мной «другими» сказками. Все они были по-своему прекрасны, но непонятны окружающим меня детям. А средства к коммуникации, всем известно, закладываются именно в этом нежном возрасте, при помощи все тех же сказок. И если ты не живёшь в ярком диснеевском мире, ты автоматически превращаешься в белую ворону. Это только потом, став взрослой, я осознала, что читать Проппа и Эстес - не только интересно, но и более чем нормально. В этом мы с Ильёй схожи, эту меру восприятия и несём.

Илья: Не зря в детских лагерях рассказывают друг другу «страшилки». Людям интересна мистика, им интересно заглянуть по ту сторону крышки гроба. Пожалуй, потому что по ту сторону тоже может быть красиво - страшно красиво.

- Как вы собрали актерскую команду? Был ведь какой-то очень необычный кастинг?

Богдана: Это они нашли нас. На кастинге у нас не было стандартного «спел, станцевал – уходи». Точнее - было, но далеко не только это. Когда мы понимали, что человек нам нужен, мы начинали его «мучить». Просили, например, прочитать ахаматовское «Сжала руки под темной вуалью» от лица юной барышни, сидящей в психиатрической лечебнице. Или же сходу сочинить сказку.

Илья: И вот тут начиналось самое интересное: люди начинали думать, раскрываться. Мы брали критерий «поет, говорит, танцует» как норму, а вот если артист еще и думает, то это уже похоже на нашего человека. Нам главное было понять, может ли артист быстро переключиться.

Богдана: И когда мы сейчас смотрим на нашу команду, мы понимаем, что с нами остались именно те, кто нам нужен – молодые, но очень неординарно мыслящие люди. У них у каждого есть свое мнение, свой взгляд, которым они не боятся делиться.

- Хорошо, ваша команда состоит из «своих» людей, а нужен ли спектаклю «свой» зритель?

Богдана: Наш зритель – это зритель думающий и участливый. Тонко со-настроенный с окружающим его миром; тот, которому не чужда наивная, но сказочно-сильная вера в чудеса. Какими бы эти чудеса ни были.

Илья: Мы хотим, чтобы это получилось честное, красивое, образное высказывание на тему, на мой взгляд, забытую. То есть не забытую, а превращенную либо в поп-культуру, либо в детский театр, в котором нет ничего плохого, но у которого сугубо свои задачи. Нам важно показать рождение мифа. Такого мифа, который поразит визуально, в который захочется поверить, в который захочется погрузиться.