A A A
Театр Эстрады
имени Аркадия Райкина

Кто ищет, тот всегда найдет

Текст: Валерия Тумко

Ровно 8 лет назад, в декабре 2008 года у Театра Эстрады им. А. Райкина появился новый художественный руководитель – Юрий Гальцев.

Что делает новый художественный руководитель, когда приходит в театр? Кто-то устраивает «революцию», пытаясь вдохнуть в театр новую жизнь, новую эстетику, привить свои взгляды на сценическое искусство. Кто-то при выработке художественной политики все же ищет компромисс между собственными желаниями и ожиданиями зрителя. Кто-то ориентируется на сложившиеся традиции и пытается заручиться поддержкой «старой гвардии». Гальцеву ни один из указанных вариантов не подходил. Потому что Театра Эстрады по сути и не существовало.

Коренные петербуржцы-ленинградцы может быть и помнили «золотой век» Аркадия Райкина, когда Театр Эстрады был не менее любим публикой, чем БДТ Георгия Товстоногова. В своем жанре этой сцене не было равных, очередь за билетами на спектакли могла идти по улице Желябова (ныне – Большой Конюшенной) вплоть до Невского проспекта. После переезда Райкина в Москву ситуация изменилась. Вскоре эта площадка стала восприниматься как обычный концертный зал, где показывают веселые антрепризы и куда порой заезжают столичные гастролеры.

Гальцеву предстояло создать театр «с нуля». Проще это или сложнее, чем влиться в сложившийся театральный коллектив? Вопрос непростой, и адресовать его нужно самому Юрию Николаевичу. А он часто повторяет: театр он возглавил ради памяти человека, имя которого этот театр носит, потому как смотреть на упадок сцены, где он сам выступал второкурсником ЛГИТМИКа и вживую видел выступления Райкина, он не мог. Именно поэтому, несмотря ни на какие проблемы, новая работа доставляет ему удовольствие.

А проблем за эти восемь лет было достаточно. Капитальный ремонт здания, которого не было со времен Райкина, смена руководства, формирование труппы, приход в театр целого курса молодых артистов, поиск режиссеров, поиск материала. Но главное – поиск ответа на вопрос: «Каким должен быть театр, представляющий эстрадный жанр?». Действительно, каким? Слишком уж растяжимо понятие «эстрада». Театров в Петербурге немало, хочется, чтобы каждый имел свое «лицо», свое особое дыхание, свою атмосферу. И в этом непростом поиске себя минувший год стал для театра важной вехой.

Во-первых, начался год с неординарного события – в Театр Эстрады пришел Валерий Кефт. Широкой публике этот артист стал известен после номера «Голубая канарейка» (Blue Canary). Однако в жизни клоуна-мима были не только легендарные «Лицедеи» и сотрудничество с Вячеславом Полуниным. Был еще и парижский театр «Ранлаг», где Кефт выступал и в роли клоуна, и в роли режиссера-постановщика. Был, конечно, и цирк дю Солей, в котором артист прослужил целых 17 лет.

Гальцев полагал, что в Театре Эстрады, помимо комедий и шоу-программ, обязательно должны быть представлены редкие эстрадные жанры. Значит, должна быть и традиционная клоунада, не цирковая, а именно театральная, эстрадная. Он пригласил Кефта ввестись вместо себя в спектакль-комикс «Велодрама», поставленный именно в клоунской эстетике. Валерию Кефту предстояло не только стать исполнителем главной роли, но, как профессиональному клоуну, изменить постановку по своему усмотрению. Что он и сделал.

Кефт внес в спектакль хорошую драматургию, изменил актерский состав, подобрал новую музыку, новые декорации. В итоге он создал театральную программу с элементами бурлеска, цирка и варьете, с отсылками к «Обыкновенному чуду» (трогательно-смешной король, его разношерстная, но верная свита), к «Гамлету» Козинцева (внимательный зритель узнает большие камни замка Эльсинор). Спектакль, где герои общаются исключительно на языке мимики и жестов, получился умным, тонким, лиричным и забавным одновременно.

Весной театр пошел на эксперимент – пригласил молодого режиссера Илью Мощицкого поставить «Клопа». Давно этой «феерической комедии» Маяковского не было на российской сцене. Чтобы сделать пьесу более актуальной, режиссер попытался соединить «фриковую» форму (безумный грим, Олег Баян – английский панк, бюст Ленина с горящими глазами) с философским подтекстом (размышления о «свободе-несвободе» в разные эпохи). Реакция публики на спектакль была неоднозначной: от восторженных комментариев до настоящего недоумения. Вопрос о том, насколько подобная эстетика нужна Театру Эстрады, остался открытым.

В апреле театр отметил 55-летие своего худрука. Артист, родившийся в день полета Юрия Гагарина в космос (и названный, конечно, в его честь), отпраздновал юбилей на родной сцене. На Большой Конюшенной собрались коллеги и друзья: приехал Роберт Городецкий, «Лицедеи» показали «Голубую канарейку», Василий Герелло поздравил юбиляра песнями (сам Гальцев, кстати, тоже пел), Семен Альтов исполнил остроумный монолог. Но главный подарок артисту сделали «гальчата» – молодые артисты театра. Их трогательно-смешной «поздравительный» номер публике понравился. «А талантливых ребят Гальцев выпустил!», - повторяли зрители, выходя из переполненного театра на улицу.

Поэтому осень, всегда богатую на премьеры, в самом театре тоже ждали с нетерпением. Уже в сентябре Андрей Носков представил зрителям свой «Фарс. Мажор» - спектакль по мотивам пьесы Славомира Мрожека «В открытом море». Мрачноватую социальную сатиру популярный актер превратил в пеструю комедию дель арте. На сцене – лодка, в ней – спасшаяся после крушения лайнера клоунская труппа. Одну из ролей Носков исполнил сам. Необычный спектакль, определенно, заинтересует поклонников творчества Мрожека, а также публику, которая готова в театре не только смеяться, но и думать.

Вскоре театр выпустил вторую премьеру сезона. Режиссером музыкального спектакля «Играем Фигаро!» (по мотивам пьесы Бомарше «Севильский цирюльник») стал Владимир Глазков. Известный актер и режиссер, он был вторым мастером на курсе Гальцева и уже поставил со своими учениками – молодыми артистами Театра Эстрады – «Шоу для настоящих леди!». Этот спектакль стал настоящим хитом в репертуаре театра. Судя по всему, «Играем Фигаро!» повторит его судьбу...

Спектакль получился, и получился изумительным. Легким, озорным, порой по-испански страстным, порой – нежным и романтичным. Здесь совпало все: выбор материала, энергетика молодых актеров, красивейшие костюмы, классная бродвейская музыка. Кто ищет, тот всегда найдет, и в этом спектакле театр определенно нашел свою эстетику, свой стиль. Зритель почувствовал это интуитивно: на первом же показе зал был набит битком. Конечно, свою роль сыграло и участие в спектакле Юрия Гальцева (Дон Базиль), и ажиотаж вокруг переноса премьеры (из-за травмы Кирилла Петрова на роль коварного Бартоло пришлось экстренно вводиться самому режиссеру).

Так что уходящий год подарил театру ряд несомненных творческих удач. Постепенно формируется репертуар, который представляет самые разные эстрадные жанры: танец в спектакле фламенко «Фрида», лирическую клоунаду в «Велодраме», конферанс, пародию и юмористические скетчи в шоу-программе «Кабаре «Медведь», авторскую песню в «Концерте для своих!» Гальцева. А еще в афише театра – популярные во все времена комедии, мюзиклы и прекрасные постановки для детей.

Этот год Театр Эстрады завершит традиционно: утром – чудесная «Золушка» Юрия Катаева, вечером – «Новогодняя капуста» от Юрия Гальцева и компании. А затем – новый поиск. Говорят, в 2017 году зрителей ждет премьера от самого Юрия Николаевича. И еще от одного известного режиссера. Заинтригованы?