Театр Эстрады
имени Аркадия Райкина

Алексей Васильев: "Мне не нужно воевать за роли"

Алексей Васильев – один из самых востребованных комедийных актеров Петербурга. Харизматичный острохарактерный артист не обделен вниманием режиссеров. Он снимается в кино и сериалах («Пока цветет папоротник...», «Шаман», «Одессит», «Шутки ангела»), играет в театре. В последнее время актера все чаще можно увидеть в постановках Театра Эстрады имени Аркадия Райкина.

- Алексей, вы же никогда не состояли в труппе стационарного театра?

- Да, так складывалась моя актерская судьба. После окончания театрального института я с однокурсниками оказался в труппе «Нашего театра» Льва Стукалова – второго педагога курса. А потом играл в спектаклях Театра Комедии им. Н. Акимова, «Приюта Комедиантов», «Такого театра», но как приглашенный артист. Однажды меня даже назвали «антрепризник». А я не считаю, что это плохо. Актер – профессия довольно зависимая, а антрепризное существование все-таки предполагает определенную возможность выбора. Во-вторых, свою работу я всегда старался и стараюсь делать на совесть, чтобы зрители на спектакле получили удовольствие. В конце концов, наша профессия – для зрителя.Но любому актеру все равно хочется, чтобы у него был свой дом. Пока мне комфортно в Театре Эстрады. Нравится отношение к артистам, вообще взаимоотношения между людьми. И с партнерами по сцене мне повезло.

- Нельзя не согласиться! В комедии «Феномены» по Григорию Горину вы играете вместе с Андреем Носковым, Оксаной Базилевич, Андреем Федорцовым...

- «Феномены» - это вообще удивительная история. Кажется, сам горинский сюжет за нас играет, абсурдность нашей жизни, в которой возможны подобные истории. В этом спектакле действительно блестящий актерский ансамбль. Я оказался в компании замечательных артистов, тех, кто никогда не дает себе поблажки. Проблемы, усталость, плохое настроение – зритель этого не должен замечать. Конечно, у нас всех разная школа, природа разная. К тому же, я по жизни – максималист. Если мне что-то не нравится, просто не могу промолчать! Многие актеры очень обижаются, если им кто-то дает совет...

- А партнеры в этом спектакле к вам прислушиваются?

- Да, несмотря на их статус, медийность и невероятную любовь публики. Мы же работаем не каждый за себя, а пытаемся вместе сделать хороший спектакль. Так здорово, когда тебя окружают умные люди, которые способны выслушать совет, довериться чужому опыту, вкусу. Я часто во время спектаклей стою за кулисами, наблюдаю за партнерами и что-то для себя отмечаю, записываю в блокнот: вот здесь нужна пауза, а тут лучше побыстрее текст читать. Андрей Альбертович (Федорцов – прим. авт.) это знает и иногда подходит ко мне после спектакля: «Ну что, Леша, сегодня записал?». Это такая редкость в актерской среде! Я действительно очень благодарен своим партнерам за такой профессиональный подход. Мы можем высказывать друг другу свое мнение, советоваться друг с другом, иногда спорить. Это, наверное, еще одна причина успеха «Феноменов» у публики. Вообще, в последнее время стал замечать, что люди чаще всего сближаются с людьми, в которых есть то, чего нет в них самих. Всегда с уважением смотрю на Федорцова: он по жизни – трудоголик, работает как сумасшедший! Андрей Носков – абсолютно театральный человек, с очень трепетным отношением к профессии. Вы бы видели его блокнот! Весь исписанный, перечеркнутый, с бесконечными планами, идеями, проектами...

- Недавно Носков представил зрителям свой новый спектакль – «Фарс. Мажор», в котором вы исполняете одну из главных ролей.

- В его основе – пьеса польского драматурга Славомира Мрожека «В открытом море». Правда, у Мрожека – трое героев, и сам посыл этого произведения... социально-политический. Носков переписал пьесу, расширил проблематику и придумал необычное решение – на сцене оказываются семь клоунов. Такая стилистика комедии дель арте.

- Жанр спектакля определен как «анекдот-притча»...

- И этот жанр позволяет нам соединять смешное и серьезное. Конечно, в Театр Эстрады люди приходят, чтобы отвлечься от проблем, отдохнуть, посмеяться. И мы не обманываем нашего зрителя! Некий философский смысл мы «прикрыли», люди на спектакле смеются. А потом открывают для себя какие-то важные вещи... У театра должна быть некая воспитательная функция. Помимо зрелищности спектакль обязан нести и смысловую нагрузку. Зрителю – и это мое глубочайшее убеждение – в театре тоже нужно работать.

- В этом спектакле герои, чтобы спастись, готовы съесть друг друга. А вы когда-нибудь готовы были «съесть» кого-то? За роль, например?

- В моей жизни все происходит как-то само собой. Если все правильно делаешь, не форсируешь события, не навязываешься никому, все придет в нужное время. Мне не нужно «воевать» за роли, моё от меня никогда не уйдет. Если ты делаешь хорошо свою работу на сцене, у режиссера будет стимул приглашать тебя и в другие постановки.

- Вы играете в популярном мюзикле «Мама-Кот»? Часто приходится слышать, что мюзикл – не наш жанр.

- Знаете, как-то мне посчастливилось быть на Бродвее, и я видел мюзикл «Чикаго». Это было ярко, профессионально, интересно, но... Не могу сказать, что я был в каком-то немыслимом восторге. Вы представляете себе, как выглядит эталон килограмма? Он хранится во Франции, в музее. У вас же нет ощущения: «Вау, это же эталон килограмма!» Да, передо мною идеальный килограмм. Ясно. Так вот, я увидел идеальный мюзикл. Мы можем попробовать сделать такой же? Можем! А можем сделать еще лучше, чем на Бродвее! У нас в стране нет проблем с талантливыми людьми – сколько ярких артистов, музыкантов... Если кого-то смущает название «мюзикл», зовите это «музыкальный спектакль». Зачастую главная проблема – в деньгах. У нас по-другому строятся денежные отношения: все хотят потратить десять копеек, а получить сто рублей. А так не бывает.

- Вы счастливы в профессии?

- Я вообще считаю, что нам, актерам, невероятно повезло. Мы ничего не производим, не работаем в шахтах, не строим дома... И нас любят! Всегда странно слышать откровения артистов, жалующихся на то, какая у них трудная, тяжелая работа. Джордж Клуни, по-моему, в одном из интервью на это ответил: «Они просто не резали табак в Кентукки по 24 часа в сутки!»

- Боюсь, многие коллеги с вами не согласятся!

- Конечно, надо серьезно относиться к своей профессии. Не к себе, а именно к профессии! Проблема многих артистов – их амбиции. Я знаю свои возможности, и пока за сложные трагические роли не берусь. Может быть, придет время, и во мне появится та глубина, которая позволит режиссерам приглашать меня на подобные роли. Но пока мое амплуа – комедийный актер, и в этом я не вижу ничего зазорного. А некоторые актеры хотят успеть все и сразу, торопятся, берутся за материал, к которому они еще не готовы. Порой это выглядит смешным, пошлым. А человек этого не понимает, считает, что он не оценен по достоинству. Нужно адекватно к себе относиться... И уважать зрителя! Мы же работаем для людей. Зритель приходит в театр и платит деньги, значит, он должен увидеть профессиональную работу. У артиста должна быть ответственность за то, что он делает. Вообще, должно быть... внутреннее право выйти на сцену. Нельзя выйти на сцену пустым! Зритель пришел в театр, и ты должен что-то ему отдать.